Статьи
«ПАУЛЬ ХАРТМАНН»: дальнейшие перспективы на российском рынке
Еще фото


«ПАУЛЬ ХАРТМАНН»:
дальнейшие перспективы на российском рынке


Компания HARTMANN GROUP – ведущий европейский поставщик медицинской и гигиенической продукции со 195-летней историей производит более 2,5 тыс. наименований товаров. Об ассортименте реализуемой в РФ продукции, способствующей профилактике ИСМП,а также дальнейших перспективах деятельности компании в условиях нынешних волнений на российском рынке медицинских изделий рассказал генеральный директор ООО «ПАУЛЬ ХАРТМАНН» (Россия) Ю.В. Калабин.

– Юрий Викторович, с какого года компания присутствует на российском рынке?
– Первые продукты HARTMANN попали на российский рынок в 1991 году в виде гуманитарной помощи. Мы тогда активно помогали российскому правительству, и поставки осуществлялись на бесплатной основе: в первую очередь в клиники Москвы, а также в некоторые регионы РФ. В 1993 году в столице было организовано пред­ставительство компании, которое вело подготовку по созданию дочернего общества со 100% иностранным капиталом. Основной целью бы­ло сделать доступными продукты HART­MANN для широких слоев населения. В сентябре 1997 года было открыто ООО «ПАУЛЬ ХАРТМАНН» (Россия) со складом в Москве. На тот момент в нем работало всего 15 человек.

– Какими видами продукции «­ПАУЛЬ ХАРТМАНН» обеспечивает российские ЛПУ?
– В период становления компании мы занимались поставками расходных материалов для лечения ран. Это были самые простые перевязочные материалы – салфетки и средства для фиксации повязок. Хотелось бы отметить, что мы были родоначальниками производства отбеленного перевязочного материала и доказали, что такие изделия впитывают гораздо больше отделяемого из раны.
Сегодня мы производим довольно широкую линейку современных продуктов, используемых при лечении ран. Например, повязки на различной основе (гидроколлоидной, гидрогелиевой), бинты (как традиционные, так и более современные когезивные, которые отлично держатся на коже и их не нужно завязывать). Недавней инновационной разработкой является Vivano – прибор для лечения ран посредствам отрицательного давления. Этот наш продукт успешно применяется сегодня во многих клиниках.
В продуктовом портфеле компании имеется широкая линейка одноразового белья для оперативной хирургии – начиная от комплектов покрытий, используемых в операционных, и заканчивая одеждой для персонала (халаты, шапочки, маски), а также гигиеническая продукция для пациентов, страдающих недержанием (урологические прокладки, подгузники для взрослых, впитывающие пеленки).
Еще мы имеем большое дополнительное направление аптечных продуктов: бактерицидные пластыри, тонометры, термометры и тому подобное. Общий ассортимент продукции включает более 2500 наименований.

– Какая продукция компании помогает в профилактике инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи (ИСМП)?
– В первую очередь это средства дез­инфекции. У нас имеется большой ассортимент таких продуктов. Учитывая, что, по данным мировой статистики, 60% ИСМП передается через руки медработников, у нас хорошо развито это направление дезинфекции. Несколько лет назад компания HARTMANN GROUP купила BODE Chemie (Гамбург), являющуюся мировым лидером среди производителей продукции для дезинфекции рук. Теперь известный всему миру бренд «Стериллиум»® – наша продукция. Данное средство отличают такие конкурентные преимущества, как качество и быстрый эффект. Поэтому если в ЛПУ начинают его использовать, то снизить риск развития вторичной инфекции удается очень быстро.
У нас в ассортименте есть дезинфицирующие, моющие и стерилизующие средства для рук, кожи и всевозможных поверхностей в разных объемах для профессионального использования, имеется очень большая линейка специальных салфеток и жидкостей различных объемов («Х-Вайпс», «Стериллиум»®, «Бактолан»®, «Кутасепт», «Микробакт форте», «Бацилол плюс»). В России они уже достаточно хорошо известны, несмотря на то, что прошло немного времени с момента их вывода на рынок.
Если обратиться к статистике, то на профилактику вторичных инфекций в Великобритании затрачивают порядка 2 миллиардов фунтов стерлингов. У нас же достоверные цифры отсутствуют. В ЛПУ зачастую эта проблема тоже замалчивается, так как руководство опасается нежелательных последствий в виде штрафных санкций. В последнее время ситуация стала меняться к лучшему. Мы очень рады, что наше медицинское сообщество стало больше обращать внимание на эту проблему и искать пути ее решения. В рамках программы «Вместе против инфекции» мы сотрудничаем со специалистами ЛПУ, стараемся помогать профессионалам разного профиля (хирурги, врачи-эпидемиологи, средний медицинский персонал), проводим их детальное обучение: объясняем, как именно нужно защищать от ИСМП и себя, и пациента.
Периодически руководство ЛПУ, чтобы оценить реальное положение дел, определить, имеются ли риски распространения ИСМП, приглашает специалистов, которые проводят независимый аудит внутри медучреждения. Люди действительно стали задумываться о том, как бороться с этой бедой, повысилось их самосознание. В наших научно-методологических центрах все желающие могут пройти бесплатное обучение и получить очень много полезной информации. Мы работаем как со студентами-медиками, так и с действующими мед­работниками (средний медицинский персонал и врачи). 

– Принимала ли компания участие в обеспечении медицинских центров на зимних Олимпийских играх в Сочи?
– Да, компания – официальный поставщик Олимпийских и Паралимпийских игр Сочи 2014 года в категории «Первая помощь» и официальный лицензиат олимпийской продукции в категории «Пластыри». Мы поставляли более 120 наименований наших медицинских изделий для работы медиков во время Олимпийских и Паралимпийских игр. Помимо этого, мы обучали медицинский персонал, который работал во время Олимпиады, и если было нужно, оказывал помощь и зрителям, которые прибыли на Олимпиаду, и спортсменам. Практически год продолжалась огромная подготовительная работа. Мы обучили достаточно большое количество врачей, и наши изделия можно было встретить в арсенале продуктов для оказания первой помощи во всех медицинских пунктах и лечебных учреждениях, работающих в Сочи во время Олимпиады.
Помимо того, мы были еще и лицензиатом в категории «Пластыри». Это крупный коммерческий проект. Нами было произведено 4 пластыря с символикой Олимпийских и Паралимпийских игр (взрослые и детские). Они продавались и продолжают продаваться в аптеках на территории всей России.

– Сталкивается ли компания с какими-то сложностями в связи с рассмотрением сейчас в Госдуме постановления «О запрете закупок товаров иностранных производителей»?
– Мы знаем об этой ситуации и активно боремся против данного постановления потому, что мы считаем это своего рода диверсией против себя самих, против развития отечественного здравоохранения. К сожалению, российская промышленность на сегодняшний день покрывает лишь около 20% имеющихся потребностей. Это официальные данные Минпромторга. И хотя идея этого постановления в том, чтобы защитить рынок, фактически оно может его убить. Необходимо стимулировать инвесторов создавать новые инновационные продукты. Иначе будет отсутствовать необходимая рынку здоровая конкуренция, у отечественных производителей не будет стимулов интенсивно развивать производство. А ведь это касается здравоохранения – важнейшего сектора экономики, от которого напрямую зависят человеческие жизни. Мы стараемся донести эту информацию и до правительства РФ, и до Минздрава. Данная инициатива идет вразрез с программами, поддерживаемыми В.В. Путиным и Д.А. Медведевым, направленными на улучшение демографической ситуации в стране (увеличение продолжительности жизни граждан, числа новорожденных, профилактики заболеваний). На мой взгляд, запретить что-либо – дело нетрудное. Но вместо этого куда более целесообразно стимулировать российских производителей медтехники и медизделий, давая им определенные гранты, которые они должны использовать, допустим, в течение 5 лет (под строгую персональную ответственность руководителей). И если они справятся с поставленной задачей, то тогда уже надо индивидуально запрещать вывод аналогичного зарубежного оборудования на рынок.
Мы очень рады, что все медицинское сообщество очень активно откликнулось на призыв не допустить принятие данного законодательного акта. Нельзя такие серьезные вопросы решать кулуарно, в короткие сроки. Должно даваться достаточно времени на публичное обсуждение, а не какие-то символические 10 дней. К сожалению, никто предварительно не проводил анализа, какой экономический эффект даст данное нововведение. Если из-за 20% отечественных игроков закрыть рынок, то оставшиеся компании будут монополистами, цена на продукт увеличится, никто ни с кем не будет конкурировать, потому что в некоторых сегментах рынка медтехники и медизделий имеется только один российский производитель. И зачем ему что-то делать, когда для него есть преференция на следующие несколько лет? Уровень его развития в таких условиях в лучшем случае останется таким же, каким и был. Тем самым Россия только затормозит развитие собственной медицинской промышленности. Это обидно, притом что сегодня у страны есть огромный потенциал и средства для того, чтобы развивать инновации.
Если данное постановление будет принято, то очень многие наши продукты попадут под запрет. Допустим, наши медицинские повязки, сделанные на гидроколлоидной и гидрогелиевой основе. Они классифицируются по определенным кодам. В постановлении прописано, что повязки с нанесением лекарственных средств попадают под запрет. Хотя у нас не используются при этом лекарственные средства, но код для тех и других продуктов – общий. Более 15 лет данный продукт присутствует на рынке. Конкуренция по цене жесточайшая (около 10 иностранных компаний). В течение последних 7 лет цена повязок упала на 40%, но при этом эффективность их использования (оборачиваемость койки, сокращение процесса ранозаживления) отражена во всех документах.
При этом чиновники хотят ограничиться лишь производством в стране более дорогих отечественных повязок с лекарственными средствами. Получается, что мы одно еще не доделали, а другое – уже рушим. Оставить на рынке одного отечественного производителя, который делает медицинские повязки с лекарственными средствами, – это дорога в никуда.

– У вас было запущено производство на территории России?
– Да, это событие произошло в октябре 2013 года. Находится наше производство на базе крупного логистического и производственного цент­ра в индустриальном парке «Южные Врата» в микрорайоне Белые Столбы г. Домодедово Московской области. На сегодняшний день мы производим в России впитывающие пеленки и урологические прокладки. У компании очень много планов по поводу инвестиций в российское производство, но есть одна проблема на сегодняшний день – непрозрачность законодательной базы и коммерческих взаимоотношений. Закон о локализации тормозит все наши изыскания в плане будущих инвестиций. У нас есть определенная миссия – мы содействуем повышению уровня российского здравоохранения до мировых стандартов, то есть прямо влияем на качество оказания медицинской помощи населению. Но очень трудно оценивать, что может случиться завтра. Поэтому у руководства нашей компании целесообразность перспектив дальнейшего инвестирования – под вопросом. Нам не создают в РФ для этого благоприятных условий, таких, например, как льготное налогообложение, стимулирование нашего сбыта, когда есть какой-то государственный заказ и компания целенаправленно производит определенный продукт. Если бы в нашей стране была введена единая система стандартов производства GMP, то можно было бы продавать произведенный в стране продукт в другие страны. Но в России существует стандарт ISO, который ниже, чем GMP. В этом большая проблема. Переход на GMP в фармотрасли, который должен был произойти в ближайшее время, отложен на последующие 10 лет. На это были потрачены немалые средства, а конечного результата так и нет.
Неоднозначная ситуация складывается и с китайскими производителями, присутствующими на российском рынке, которые ничего никуда не инвестировали. А многие их продукты вообще производятся без какого-либо определенного стандарта качества.

– Имеются ли сейчас еще какие-то сложности?
– Да, и их очень много. Я думаю, что в будущем будут конфликты, касающиеся закупок, и очень много проблем, связанных с судебными процессами. Изменения в законодательстве недостаточно прозрачные. Постановление только в проекте и еще не вступило в силу, но многие уже заранее перестали закупать продукцию иностранных производителей, опасаясь, что в ближайшее время закон вступит в силу. Мы вместе с другими членами Ассоциации иностранных производителей медицинских изделий IMEDA неоднократно обращались в правительственные структуры, разъясняя возможные риски для рынка, связанные с принятием постановления «О запрете закупок товаров иностранных производителей».
Рынок медицинского оборудования уже в этом году упал почти на 60%.
Непродуманных шагов много. Например, недавно вышел очередной проект возможного постановления «О запрете рекламы медицинских изделий». Это не ограничения, которые были до этого введены (запрет на использование образа медицинского работника, обязательное предупреждение о противопоказаниях), а полностью запрет любой рекламы медизделий для конечных потребителей. Она будет разрешена только для профессионалов (в специализированных журналах, на конференциях, выставках), а для конечных потребителей в СМИ (на телевидении, в прессе и так далее) и в местах продаж ее не будет. Все это проводится под эгидой того, что нужно запретить рекламу «чудодейственных» приборов, которые лечат от всего сразу, но при этом огульно запрещаются все медицинские изделия.
Получается, что в ЛПУ не будет инновационных продуктов, потому что есть запрет на закупки, и в то же время потребитель не сможет купить себе необходимое качественное изделие даже в аптеке, так как у него не будет возможности узнавать о новинках, чтобы сравнить их, делая свой выбор. Ведь ему неоткуда будет получать информацию.

– Достаточный ли сейчас товаро­оборот в компании или вам хотелось бы увеличить его? Каковы дальнейшие планы развития компании?
– К 2020 году мы хотели бы иметь около 0,5 миллиарда евро товарооборота в России на сравнительно недорогие изделия. Например, бинт стоит 5 рублей (0,1 доллара по сегодняшнему курсу). Поэтому необходимо производить большой объем продукта, что подразумевает определенные инвестиции. Но пока ситуация на российском рынке нестабильная, нет четких правил игры, поэтому мы временно приостановили реализацию некоторых перспективных проектов и ждем прояснения сложившейся ситуации.

«ПАУЛЬ ХАРТМАНН»: дальнейшие перспективы на российском рынке

Назад в раздел